+7 (34755)3-60-33
453580, Республика Башкортостан, Бурзянский район, с.Старосубхангулово, ул Карат,2
bgpz-karat@yandex.ru

История заповедника

В центре Южного Урала, почти на границе Европы и Азии, среди живописных гор и бескрайних лесов находится Башкирский государственный заповедник. Более 200 лет назад, в 1771 г., знаменитый русский путешественник и натуралист академик И.И. Лепёхин, проезжая по местам, которые впоследствии стали заповедными, обратил внимание на исключительную красоту, нетронутость природы горной Башкирии. В те времена горы были покрыты могучими девственными лесами из сосны, лиственницы, ели, дуба, берёзы, клёна, липы. Лесные заросли чередовались с роскошными полянами — разноцветными коврами цветов, а на вершинах хребтов то здесь, то там выделялись участки степей из серебристо-белого ковыля и яркого степного разнотравья. «Сколь изрядный по горам лес, — писал И.И. Лепёхин, — столь и изрядны росли на них травы, и мы лучшее собрание трав сим горам долженствовали» (Лепёхин, 1772).

Что же это был за лес? Чистые лиственничные насаждения, состоявшие из крупномерных деревьев, от которых сейчас остались лишь пни диаметром 3-4 метра. При этом основной массив лиственниц находился далеко за границами заповедника. «Изрядность» трав состояла в их разнообразии – здесь встречались представители южной и северной, европейской и азиатской флоры.

Местное население занималось охотой, рыболовством и бортничеством. В «Книге Большому чертежу», написанной в 1627 г., говорилось, что «...от устья реки Белой по обеим сторонам вверх и её притокам — Уфе и другим до Уральских гор всё живут башкиры, а кормит их мёд, зверь и рыба, а пашни не имеют» (Книга Большому чертежу, 1838). С тех пор многое изменилось. Поредели леса, хищнически вырубленные уральскими промышленниками, выжженные многочисленными пожарами. В конце XIX-начале XX столетия перед богатой природой края возникла реальная опасность опустошения.

Лесная администрация не вела за лесозаготовками никакого контроля и не чувствовала за собой никакой ответственности, и результаты не замедлили сказаться: 1910-1912 годах грандиозные лесные пожары уничтожили огромные участки лесов. Последний удар лесопромышленники нанесли лесу в 1914-16 годах во время Первой мировой войны между речками Саргая и Узян, примерно на шести тысячах гектарах была проведена истощительная самовольная  вырубка леса. Рубилось все, что было удобно и близко к рекам. Потом включились засухи 1921-1922 годов, когда произошли катастрофические пожары, уничтожившие громадные площади леса.

Руденко Сергей Иванович

Печальная судьба  горно-лесной Башкирии не могла не волновать учёных. Стало ясно, что наиболее реальным путём для её сохранения может быть организация заповедника, территория которого должна быть изъята из хозяйственной деятельности. В конце 1920-х годов под руководством известного учёного Сергея Ивановича Руденко (на фото) Башкирская экспедиция Академии наук СССР определила границы и задачи будущего заповедника и направила собранный материал в Башсовнарком.

В сентябре 1929 г. было принято решение: «С целью охраны имеющих исключительный научный интерес памятников природы необходимо как для исследовательских работ, так и учебной производственной практики профессуры и студенчества педвуза, объявить заповедником Аргазинскую и Южно-Узянскую лесные дачи и устроить на территории естественно-исторические и исследовательские станции, объединив оба заповедника общим управлением и единым бюджетом с устройством в Южно-Узянской даче, кроме того, опытного лесничества».

Утверждён и зарегистрирован Совнаркомом Башкирии Башкирский государственный природный заповедник как учреждение 11 июня 1930 года с площадью 49609 га с целью сохранения и изучения естественного хода природных процессов, явлений в типичных и уникальных, сложившихся миллионами лет горных экологических системах Южного Урала, включающих в себя представителей европейской и азиатской флоры и фауны. Заповедник  имел республиканское подчинение и состоял из двух удалённых почти на 300 км участков. В первый участок вошла Южно-Узянская лесная дача площадью 50 153 га, во второй — Аргазинская лесная дача площадью 33 270 га. Второй участок, находившийся на границе Башкирии и Челябинской области, в 1933 г. был исключен из Башкирского заповедника и впоследствии вошёл в состав Ильменского. В первые годы существования границы Узянского участка также несколько раз изменялись.

В ранние годы в цели Башкирского заповедника входило сохранение уникальных природных ландшафтов для создания научно-исследовательской базы, а также для обучения студентов. Надо заметить, что впервые природоохранные вопросы были поставлены лишь в 1972 г. на всемирной конференции в Стокгольме. И только после неё мировая наука стала заниматься экологическими проблемами. Стали создаваться заповедники и другие особо охраняемые природные территории.

В 1934-1935 гг. его территория была значительно сокращена и только в 1937 г. относительно стабилизировалась. С 1 января 1937 г. заповедник перешёл в систему Комитета по заповедникам при Президиуме ВЦИК, впоследствии преобразованного в Главное управление охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР.

Кириков Сергей ВасильевичБашкирский заповедник продолжал работать и в годы Великой Отечественной войны. Защищая Родину на фронте, погибли лучшие лесники-наблюдатели, например, помощник известного зоогеографа Сергея Васильевичв Кирикова (на фото) Мухамедия, который за Сергеем Васильевичем  приехал из деревни Сакмагуш Оренбургской области. Дети заменили отцов на рабочих местах. Так, в научном отделе в качестве лаборанта-наблюдателя работал четырнадцатилетний мальчик Рахмангул. О нём Сергей Васильевич вспоминал в своей книге «По Южному Уралу и Башкирии» как о талантливом натуралисте.

Работа в заповеднике почти прекратилась. В соседних деревнях люди голодали и умирали. Из-за скудного продовольственного снабжения лесной охране было разрешено добывать зверей в заповеднике для своего пропитания. Кирикову за годы войны не раз приходилось брать на себя обязанности директора заповедника. Кроме научных и хозяйственных работ в его обязанности входила добыча нарядов на хлеб, непосредственно самому приходилось участвовать в завозе муки из города Белорецка.

Несмотря на все трудности, заповедник всё же работал: проводились наблюдения за сезонными изменениями в природе, писались «Летописи природы». Ни один сезон С.В. Кириков не прекращал исследований влияния малоснежных и многоснежных зим, замерзания горных речек, глубокого промерзания почвы на условия существования и изменения численности ряда животных. Это направление его работы ещё ждет своей оценки и послужит весомым вкладом в процесс определения закономерностей функционирования естественных заповедных экосистем. 

После войны началось трагедия не только для Башкирского заповедника, но и для других заповедников страны. Они были обвинены в «бесполезном изъятии из практического оборота колоссальных природных ресурсов». Это явилось причиной «реорганизации» заповедного дела СССР. В 1951 году по указанию Сталина ряд заповедников страны, в том числе и Башкирский, были полностью ликвидированы. Очень большой урон был нанесён природе заповедника Южно-Узянским лесхозом, образованным на его территории. Судить об интенсивности лесоэксплуатации можно уже потому, что на территории лесхоза в 1951-1958 годах работали со значительным объёмом лесозаготовок две организации: Авзянский леспромхоз и контора «Лесзаг». Большинство делянок продавалось лесопромышленникам, причём лес рубили и возили сами же башкиры. Заработная плата была очень низкой, да и платили только за привезённый к реке лес. Поэтому совершенно естественно, что лес вырабатывался на местах близких к рекам, откуда его легко было вывозить.

На луговых полянах (еланях) в те годы расположились летние фермы. На уникальных горных степях производился выпас. Ежегодно большие площади сдавались под сенокосы, часть территории была распахана. Неконтролируемая охота и браконьерство привели к падению численности охотничье-промысловой фауны. Таким образом, были почти уничтожены плоды двадцатилетнего труда заповедника, который сумел сохранить и серьёзно изучать природу даже в суровые годы Великой Отечественной Войны. В результате закрытия заповедника была потеряна большая часть зоологических коллекций и гербария, потеряны рукописи с первыми ботаническими описаниями, в результате чего об изменениях в видовом составе растительности заповедника теперь можно судить только начиная с 1960-х годов.

В 1958 году, благодаря усилиям учёных, в первую очередь С.В. Кирикова, а также природоохранной общественности Башкирии, заповедник был восстановлен. В том же 1958 году к Башкирскому заповеднику был присоединён Прибельский филиал. Территория филиала располагалась на южной широтной излучине реки Белой на расстоянии 100 километров от основного участка. Перед филиалом была поставлена дополнительная задача – сохранение последнего прибежища неметизированной популяции диких башкирских пчёл. Прибельский филиал Башкирского заповедника, который оказался единственной зоной, охраняющей аборигенных диких пчёл не только в Советском Союзе, но и во всем мире. Прибельский филиал площадью 22 531 га существовал с 1958 по 1986 г., когда был преобразован в самостоятельный заповедник «Шульган-Таш».

Сегодня Башкирский государственный заповедник принадлежит к старейшим в Российской Федерации. Он является одним из первых семи по времени образования в России и вторым на Урале. В нём накоплен бесценный материал о развитии природы Южного Урала, анализ которого даёт возможность перейти к наиболее рациональному, экологически безопасному природопользованию на сопредельных с заповедником территориях, сохранить богатейшую природу Южного Урала.